top of page
Еще в 60-е годы прошлого века молодой киновед Мирон Черненко обнаружил в архивах забытый, малоизученный "еврейский пласт" советского кино 20-х годов. Так возник исследовательский интерес, постепенно распространившийся и на другие эпохи. "Красная звезда, желтая звезда" – это дотошное киноведческое эссе, собрание всяческих раритетов. Главы соответствуют основным политическим эпохам в российской истории прошлого века. И немудрено: присутствие еврейской темы на отечественном экране всегда зависело от политической ситуации. В 20-е годы еврейская тема обыгрывалась в революционно-интернационалисти ческом русле: большевики строят коммунизм, не различая наций, и освобожденный от векового угнетения еврей – всем прочим народам друг, товарищ и брат. Именно на еврейские сюжеты снимали свои первые фильмы будущие классики Юлий Райзман, Сергей Герасимов и Григорий Рошаль; а Сергею Эйзенштейну лишь "Потемкин" помешал экранизировать рассказы Бабеля. То было время сравнительно правдивых фильмов о российском еврействе. В середине 30-х власти посчитали, что тема борьбы с пережитками антисемитизма в советском кино исчерпана. Впрочем, когда партии было выгодно, еврейская тема снова возникала на экране: в антинацистских ("Профессор Мамлок") или военно-патриотических ("Жди меня") целях.
Серия: Еврейская книга
2006 г.; Изд-во: М.: Текст

Черненко, М.: Красная звезда, желтая звезда

Артикул: 37b-27
39.00 ₪Цена
  • Состояние:

    отличное

  • Переплет:

    твердый
bottom of page